Абрахам Маслоу об образовании и его целях

домашнее образование

В статье «Домашнее образование vs школа: что выбрать?» я уже пробовала ответить себе на вопрос о том, зачем ребенку нужна школа. И вот в книге известнейшего американского психолога, основателя гуманистической психологии, наиболее известного широкой публике благодаря так называемой «пирамиде потребностей Маслоу», прочитала его рассуждения на эту тему. 

Далее привожу фрагменты из книги Абрахама Маслоу «Дальние пределы человеческой психики». Заголовки сформулированы и добавлены мной для удобства чтения.

О существующей системе образования

«Если мы обратим взгляд на нашу систему образования, мы заметим два диаметрально противоположных подхода. С одной стороны, подавляющее большинство учителей, воспитателей, методистов, директоров школ старательно обходят своим вниманием те знания, которые необходимы сегодня детям для жизни в нашем индустриализированном обществе. Они достаточно ограниченны, они не стремятся к новому и не задаются вопросом, почему они преподают именно это, а не что-то иное. Они ставят во главу угла эффективность обучения, то есть, сколько информации в сколько детских голов им удалось втиснуть, сколько на это затрачено времени, денег и сил.

А с другой стороны, все-таки есть, пусть еще очень немного, гуманистически ориентированных педагогов, которые видят свою задачу в воспитании лучшего человека или, говоря психологическим языком, стремятся к самоактуализации и самотрансценденции ребенка.

Традиционное обучение зачастую обманывает ребенка, внушает ему, что его основная задача — заслужить похвалу учителя, делать нечто, что будет приятно его наставнику. Дети в обычной школе очень быстро усваивают, что креативность наказывается, а поощряется, напротив, дословное повторение заученного урока; они концентрируются скорее на том, какого ответа ждет от них учитель, чем на понимании существа изучаемого предмета.

Традиционное обучение больше внимания уделяет поведению учащегося, чем его мышлению, и потому ребенок познает не столько предмет, сколько то, как ему следует вести себя, привыкает держать свои мысли при себе.

Зачастую способность мыслить даже вступает в противоречие с подобным, внешним обучением, становится враждебной ему. При глубинном же, сущностном обучении невозможны эффекты пропаганды, внушения идей и бессмысленного заучивания ради похвалы.

Возьмем, к примеру, рекламу. Самое естественное и самое простое лекарство от лживой рекламы — правда. Можно сколько угодно рассуждать о скрытой рекламе, о манипуляции мотивами, но если вы один раз на своем опыте убедитесь, что именно эта зубная паста дурно пахнет, вы уже никогда не поддадитесь на любую, даже самую изощренную рекламу.

В качестве примера того, как разрушительна может быть правда по отношению к внешнему обучению, можно привести такой случай. Студенты-психологи на лекции об обусловливании решили разыграть своего профессора, тайком навязывая ему поведение. Они взялись кивать на каждую его фразу, и профессор, не отдавая себе отчета в этом, принялся кивать им в ответ. Он кивал все чаще и чаще, так что к концу лекции он уже кивал беспрестанно. Но стоило одному из студентов указать профессору на то, что с ним происходит, он тут же перестал кивать, и разумеется, после этого уже никакие ухищрения аудитории не смогли заставить его вновь хотя бы слегка склонить голову. Так правда заставила отступить едва наработанную привычку. Очень хочется спросить в продолжение этой мысли — как долго еще нам ждать прозрения, которое сможет разрушить традиционное образование, насквозь пропитанное невежеством?

Очень быстро проникаются подобным, внешним отношением к обучению и студенты, для них все эти оценки и экзамены — то же самое, что для подопытного шимпанзе звоночки, лампочки и прочие стимулы, которыми разнообразит его жизнь экспериментатор.

Мне вспоминается фраза, подслушанная мною в читальном зале одного из лучших университетов страны. „Зачем ты читаешь эту книгу? Нам ведь ее не задавали“, — так спросил один студент у другого. Представьте себе, для этого студента единственным основанием для чтения книги является внешняя по отношению к его разуму и личности оценки. Такой вопрос был бы естествен, если бы знакомый нам шимпанзе встретился с другим в своей клетке, но, выходит, он столь же логичен и для стен университета.

Принципиальную разницу между внутренним и внешним обучением можно продемонстрировать на примере жизни Эптона Синклера. В младые годы, обучаясь в колледже, он обнаружил, что у него не хватает средств, чтобы продолжить свое образование. Однако, внимательно изучив устав своеro колледжа, он нашел любопытный пункт, согласно которому студент, не спавший зачет по какой-либо дисциплине, обязан вновь изучить ее или любой другой предмет по своему выбору. При этом он не платит за повторное обучение или за обучение другому предмету по той причине, что не получил того, за что заплатил. Воспользовавшись этим „логичным“ правилом, Синклер сэкономил немало денег; с тех пор он учился только бесплатно, старательно проваливая сдачу экзаменов по всем изученным им предметам.

В самой фразе „получить степень“ сконцентрирована вся порочность сегодняшней системы образования, ориентированной на внешнее по отношению к человеку. Студент почти автоматически получает степень за то, что потратил на нее несколько лет и некто зачел эти годы как успешные. Все знание, преподаваемое сегодня в университетах, имеет свою „стоимость“, измеряемую зачетами…  Действительно ценной считается только конечная цель — диплом или ученая степень — вот и получается, что, если студент оставил учебу на последнем курсе, значит он зря потратил несколько лет жизни, это бессмысленно с точки зрения общества и становится настоящей трагедией для его родителей.

Кому не приходилось слышать сетований безутешной матери по поводу неразумной дочери, которая вышла замуж, бросила учебу на последнем курс е и, безусловно, „потеряла“ несколько лет. Очень симптоматично, что знания, которые девушка приобрела за несколько лет учебы в университете, ее мать ни во что не ставит».

Каковы черты школы будущего? 

«Внутреннее, сущностное образование в идеальном колледже будет доступно каждому, было бы только у него желание, потому что к росту и развитию способен любой человек. Студентами такого колледжа смогут стать как творческие, одаренные дети, так и взрослые, как гении, так и умственно отсталые люди (потому что даже слабоумные в состоянии постигать эмоционально и расти духовно).

Этот колледж не будет ограничен стенами конкретного здания или конкретными сроками обучения, как не может быть ограничен какими-то пространственными и временными рамками сам процесс познания, и преподавать в нем сможет каждый, кому есть чем поделиться с другими. Курс обучения в этом колледже будет продолжаться всю жизнь человека, ибо человек познает всю жизнь. Возможно, даже смерть стоит зачесть как отдельный курс, как философское прозрение, как высоко обучающий жизненный опыт.

Идеальный колледж станет своего рода тихой гаванью образования, в которой каждый сможет попытаться найти себя, выяснить, кто он такой и к чему он стремится, чем он хорош и чем плох. Здесь люди смогут изучать самые разные дисциплины, посещать самые разнообразные семинары, и даже если они не будут знать, насколько им нужен тот или иной предмет, они будут неуклонно приближаться к познанию своего предназначения, и, открыв его для себя, но только после этого, они извлекут пользу и из конкретного специального образования.

Иначе говоря, основной целью идеального колледжа будет познание собственной идентичности и неотрывное от него познание своего предназначения».

Родителям для размышления

«Взрослые прикладывают много усилий, чтобы запутать взаимоотношения детей с их внутренним голосом. Ребенок говорит: „Не хочу молока“, а мать отвечает ему: „Нет, хочешь“. Ребенок говорит: „Не люблю шпинат“, а она отвечает: „Ну что ты! Мы очень любим шпинат“. Мать не понимает, что способность отчетливо различать идущие изнутри сигналы — важнейший компонент самопознания, и вносит сумятицу в очевидные для ребенка вещи, оказывая ему медвежью услугу. А разве сложно вместо этого сказать ребенку: „Я знаю, ты не любишь шпинат, но его нужно есть по таким-то и таким-то причинам“.

Важные задачи истинного образования

»Есть еще одна цель, которую следовало бы поставить перед собой нашей школе и нашим учителям. Это поиск призвания юного человека, его человеческого призвания, его предназначения, его судьбы. Когда мы говорим о познании самого себя, о слухе к своему внутреннему голосу, мы подразумеваем, что разумный и имеющий уши человек сможет понять, для чего ему дана его жизнь, что он должен сделать с нею. Поиск идентичности обозначает почти то же самое, что и поиск предназначения, в любом случае это поиск того алтаря, перед которым человек положит свою жизнь.

Выбрать дело всей своей жизни не менее важно, чем выбрать спутника жизни. Молодежи свойственно «разбрасываться», они предпочитают иметь широкий круг общения, несколько любовных интрижек одновременно, а в последнее время входит в традицию пробный брак. Таким образом молодые люди пытаются определить, что им нравится, а что не нравится в представителях противоположного пола. Постепенно они осознают свои потребности и желания и наконец находят спутника жизни.

Что-то подобное происходит, когда человек ищет свое призвание, ищет дело, которому он мог бы посвятить себя. Однажды он понимает, что именно это занятие — его и только его, он неожиданно ощущает, как короток день и быстротечна жизнь.

В наших школах есть люди, ответственные за профессиональную ориентацию, но большинство из них не склонны задумываться о смысле жизни и даже о том, что нужно человеку для счастья. Подобные консультанты принимают в расчет лишь потребность общества в инженерах аэронавтики или в дантистах. Никто из них не поведает вам о том, что если работа не приносит вам радости, значит вы обделены в чем-то очень важном, вы не сможете исполнить своего человеческого предназначения.

Подводя итог под всем вышеизложенным, можно сказать, что школа должна помочь ребенку заглянуть в себя и определить набор ценностей, согласующийся с его неповторимой человеческой сущностью. Однако сегодня в школах предпочитают не упоминать о ценностях".

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.