Уроки доброты Юрия Куклачева, часть вторая

Ниже приведен текст второй части выступления Юрия Куклачева под названием «Урок доброты». Первая часть находится здесь.

Юрий Куклачев: Я все это рассказываю… рассказы про кошечек, про мышку, собачку, слона… У меня же огромный опыт — 35 лет в цирке. Все на моих глазах.

Следующий урок очень важный. Этот урок действительно сейчас мы уже проводим в школах, и он производит огромное впечатление. Научитесь слушать тишину. Тишину! Мы же все в суете бежим. У нас нет времени остановиться и прислушаться. Я просто взял упражнение — в театральных учебных заведениях оно есть. Станиславский, Немирович-Данченко, Мейерхольд… Предложили актерам. Актер зажат, у него плохая фантазия, память. И я это стал с детьми. Не с актерами, с детьми. Почему ребенка сегодня не расслабить вот в семь, восемь лет? Почему ждать, когда он вырастет? Потом выяснится, что у него комплекс… А вот сейчас вот. Учим их смеяться. Начинаем принцип. Мы же знаем принцип, как это… Понимаете? Учим все, начинается… и так оно идет. Ну и… тишина.

Когда мы подошли к уроку тишины… я вот здесь третьим уроком, а мои учителя-психологи сказали:

— Юрий Дмитриевич, а мы бы его поставили пятым. Даже шестым. Потому что, когда они подошли все к шестому и начали прислушиваться… вот у нас специальное упражнение. А потом мы им задаем такой вопрос: а теперь послушайте свое сердечко, как оно стучит, как колокольчик там звенит. Услышали? Вот кто почувствует, спросите свое сердечко: «Для чего ты пришел в этот мир?»

И вот в этот момент дети… Вот мы пришли в школу, где нам учительница говорит: «Вы с ними ничего не сделаете. Это злые дети. У них родители пьяницы, алкоголики. Это вообще мертвые существа!» Я говорю: «Стоп, стоп, стоп! Вы уже закладываете агрессию. Еще не началось ничего! Спокойно. Сами себя успокойте». И через шесть уроков дети вдруг такое стали говорить… Она приходит, говорит:

— Что вы сделали с детьми??
— Да ничего… мы их любим. И они это почувствовали.

Ведь весь принцип моей работы с кошками в том, что я наблюдаю за животным, нахожу способности. Вот у меня есть такая возможность находить, видеть способность. И поощряю эти способности. Только это!

Я взял своих детей. Таким же образом начал. Я не стал навязывать, вот у нас династия, вот… Нет. Я начал наблюдать, кто, что. О! Катя в три годика левой рукой лошадку нарисовала. Все, я ее поощрять начал. Пошла в школу. Советская школа выбила из нее все. Она рисовала левой, ее заставили правой. Прихожу, все поменялось, рисунок исчез. Я думаю, дар-то у нее был. Я ей пластилин приношу: «Катенька, давай-давай лепить!» Она лепила-лепила...

Как-то у нас была передача… ее спрашивают, как папа вас воспитывал? Она говорит:

— Ну как… вот включит ночью свет и говорит, — уже 14 лет, — ну, ты кем хочешь стать?
— Ну как кем?..

И вдруг она подходит и мне говорит:

— Папа, а я хочу быть художником.
— Ааа! Семь лет потеряла...

А ведь художнику нужна техника. Ну, пришлось папе залезть в карман, взять педагога и… так он стал с ней заниматься. Я ему звоню:

— Как?
— Ну как? Ну платите, нормально.

Я через две недели звоню:

— Ну как?
— Вы знаете, что-то в ней такое… просветление пошло. Что-то она раскрываться стала.

Через месяц он мне сам позвонил и говорит:

— Слушайте, да у вас дочь-то талант!
— Я знаю.
— Вы знаете, она такое здесь нарисовала! Мы все потрясены!

Она поступила. Захотела вот в институт, академию. С отличием. Сдала все на пятерки. Она рисует быстро. Нарисовала себе, еще двоим друзьям-девочкам, кто рядом был. Все получили пятерки. И они все втроем и сейчас еще дружат. Сейчас уже в аспирантуру поступила. Она стала национальным художником Японии. Представляете? Ну вот сейчас у нее уже дочка своя.

Вы знаете, у меня всегда в семье… особый подход. Я как воспитывал детей, как кошек… так же и детей. В этом отношении у меня самое главное — это любовь.

Короче, не буду я сейчас хвалиться своими детьми. Весь принцип моей школы доброты — это помочь рассмотреть у ребенка его способности. Его не надо заставлять. Каждый ребенок — это гений. Каждый! Вот только появился, открыл глазки — он гений! И от нас зависит: мы этого гения можем так затюкать, такие условия создать, обстоятельства, все, и у него все умирает, умирает, атрофируется, и он уже не знает, что… И когда он вырастает… вы придите сейчас в класс, зайдите, спросите, вот 13-14 лет детям.

— Кем ты хочешь стать, Мишенька?
— Я не знаю...
— А как же ты хочешь строить свою жизнь, если ты еще мысленно не решил, к чему идти? Ведь нужно, чтобы идти, видеть свою мечту.

И я им везде говорю, как я шел. Всю жизнь шел. И мыслью можно, оказывается, рисовать, идти, и мысль будет помогать достигать...

Когда я был в Америке, вдруг я случайно… София Бланк, я пришел к ней в гости и вдруг увидел… Амонашвили… Любовь… Все, читает… Думаю, наш человек! Наш Человек! Я ему из Америки звоню, говорю, слушайте, надо же!

Нужно искать единомышленников. Как сегодня сложно! Я сколько раз выходил с учителями… Вы меня извините, ведь вы педагоги. Но среди ваших людей есть люди, которым вот как в стенку. Вы понимаете? Я объясняю, говорю, они на меня смотрят… «Да что ты нас отвлекаешь?..» Даже вот сейчас в школах мы проводим...

Между прочим, кто-то правильно заметил… психологи, они-то вот, как ни странно, почему-то народ и недопонимающий. Вы знаете? Я был потрясен! И я когда в университет психологии пришел, начал с ними разговаривать...

— А скажите мне, кто из вас верит в бога?

Процентов шестьдесят подняли руки, а сорок процентов — нет. Я говорю:

— Друзья, так 40%, вы не своим делом пришли заниматься. Вы же пришли в университет психологии. «Психе» — душа, и вы не верите в душу! Зачем же вы сюда пришли, ищите другую работу! Это разные вещи!

Потому что эти 40% уйдут в жизнь, в Думу, в Правительство, везде проникнут, будут бездушные люди, понимаете? Бесполезно с ним разговаривать! Он не будет понимать, что это такое! Понимаете?

Вот поэтому, когда я удивительного человека через океан… поговорил, я понял. Мы вместе встретимся, найдем еще единомышленников, возьмемся за руки… И вот моя мечта, что в один день все учителя по всей России выйдут, и мы начнем проводить урок доброты. Мы заговорим о душе, мы расскажем детям сразу с первого класса — да, это чистая тетрадь — и мы им скажем:

— Ребята, вы не только кушаете, едите, проживаете этот мир физически. Но и мир тут же параллельно идет духовный! Вы думаете, мыслите, воображаете, представляете, обижаетесь...

Очень большая книга — это обида. Я изучал. Агрессия внутри нас, борьба с ней, как с ней бороться. Оказывается, от простого слова. Академик Орлов прекрасно написал — обида! Я на тебя обиделся и думаю, как тебе отомстить? И начинается… я тебе начинаю мстить. И месть перекрывает все, у человека прекращается… весь свой талант он пускает в это русло, и уже у него жизнь прекращается. У него затмило все! А ведь можно его побороть. И я нашел упражнение. И мы сейчас с детьми занимаемся. Вы знаете, я на себе это испытал, когда меня обидели, я почувствовал, как я ее раз...

Короче, вот моя мечта. Мы все объединимся. В один день выйдем по всей России и с первого класса начнем детям… вводить их в духовный мир. Что есть два мира, и никаких разговоров. Есть два мира, ребята, и разбирайтесь в нем, и ищите себя в этом мире!

Понимаете, самое главное, вот здесь внутри вот эта битва. Ее здесь надо победить. И мы вместе поможем детям победить ее. Мы поможем им. Мы их не будем заставлять, мы поможем им… они сами себя найдут! Им только дать толчок маленький. Мы как фонарик подсветим дорожку, скажем, вот, Мишенька, иди.

Конечно, у меня только одна просьба к учителям ко всем, когда я выступаю. Только одна. Вот в классе сидите и посмотрите на своих учеников — на этого Мишеньку, на эту Машеньку — на всех посмотрите, как на своего родного сыночка и дочку. Как будто вот девять месяцев вот они вот здесь вот в животике, у сердечка он бился, с вами разговаривал, вот он родной-милый! Посмотри на него с любовью! И они изменятся, они по-другому начинают… становятся другие дети! Они тянутся, как к матери!

И представьте. Эти дети, мы их воспитаем. Они будут грамотные, это будут особые дети. Это чистые, честные. Они в Думу пройдут, в Правительство. Везде будут. Первый вопрос, который они поднимут: «Прекратить! Мою мамку… чтобы она нищая была. Хватит учителей держать в нищете!» Это продуманная акция — сделать учителя нищим! 

И мы сделаем им диверсию. Мы вместе возьмемся… Да, мы заложники сегодня времени. Трудно, тяжело. Нам сегодня за это не платят. Копейки. Но мы напряжем силы и попробуем новое поколение вот так вот дать. Вместе, представляете? И по всей стране пойдет. Не только вот где-то там 30, 40, 50… Вся страна начнет немножко изменяться. Кто-то ведь с нами пойдет, одним дыханием начнем жить.

Представляете, как прекрасно нам будет жить в доброй России? Самая прекрасная страна, удивительная! И мы будем самые счастливые.

Спасибо!

3 комментария

avatar

Тань, спасибо огромное за это видео и статью. Я сама со времен института и до тридцати лет искала ответ на вопрос «Кем хочу стать». Кажется, нашла))  Недавно наткнулась на книгу С. Соловейчика «Педагогика для всех». Вот оттуда цитата:

«Личность нашего ребенка во многом зависит не от характера и не от ума, который волнует нас больше всего (умный? глупый?), а от природных свойств воображения, его живости, его горячности, спокойствия и мятежности, от его силы или слабости. Сколько бы мы ни давали ребенку материальных благ, успех воспитания зависит не от них, а от благ воображаемых — о чем мечтает ребенок? „ 

Перекликаются слова с выступлением Куклачева, правда? :)

avatar

Да, перекликаются.

Не за что! Самой интересно было смотреть. Никак не ожидала от Куклачева подобного. Я вообще клоунов не очень люблю, а тут вон как. :)

avatar

Сегодня я получила самый настоящий урок доброты. Такой, который я никогда не забуду. Не было долгих бесед, был поступок, который дал мне огрОмный повод для размышлений о добре. 

И я поняла одну вещь: конечно, говорить с детьми о доброте, мечтах и смысле жизни очень нужно, но сильнее поступков нет ничего. Чтобы наши дети стали добрее, мы должны НА ДЕЛЕ показать, что такое настоящая доброта.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.