Детские шалости: Свинья раздора

Мои дедушка и бабушка с папиной стороны – староверы. И не просто староверы, а настоящие, потомственные кержаки, какими их описывает Черкасов в «Тополе».

Весь уклад дома строго патриархальный. Дед в нем – истина в последней инстанции, карающая и милующая сила.

В их доме, старинном, двухэтажном, время словно бы остановилось еще в прошлом веке. Каждый раз, когда за мной закрывались ворота ограды, я словно бы переносилась в другую жизнь: более тихую, размеренную, упорядоченную.

В пять утра бабушка первой поднималась на молитву.

Я любила, сидя на ступеньках лестницы между первым и вторым этажом, наблюдать, как неспешно она кладет поклоны и тихо вычитывает молитвы по двум старинным молитвословам.

Ближе к завтраку шли будить детей – меня и двух моих двоюродных братьев.  Умывшись, мы бежали в столовую, где нас ждал накрытый стол.

О столе стоит сказать особо.

Огромный, монументальный, он, как мне казалось, был старше дома, старше бабушки и деда вместе взятых. Столешница могла вместить огромную семью и покоилась на четырех… не ножках, а ножищах, каждая из которых была в обхвате толще меня.

За завтраком не полагалось разговаривать. Карающая ложка деда, метко прилетающая по лбу нарушителю спокойствия, была всегда наготове. Впрочем, неприятностей ждали только от меня, братишки были спокойными детьми, давно воспитанными в духе преданности родине.

Однажды по осени дед решил взять поросенка. Семья большая, мясо разделят поровну, согласно количества едоков и причастности к откорму свинушки. Через несколько дней состоялся торжественный въезд несчастного поросенка в хлев. Бабушка прониклась к нему самыми нежными, плотоядными чувствами, запретив не только шуметь в радиусе слышимости поросенка, но и близко подходить месту его обитания (свин обязан был нагуливать жир). Все выше сказанное произносилось, в основном, в мой огород — братья жили у них практически постоянно и слово «нельзя» понимали в нужном контексте.

Но нашим судьбам (поросенка и меня) уже суждено было пересечься… На живом транспорте я еще не ездила….

В воскресение дед с бабушкой собрались в церковь на службу. Повторив внушение про невозможность тревожить порося, они ушли. Поле деятельности было свободно.

Начать я решила с братьев, приперев их к стенке и изложив свой коварный план. Братья тихо побелели, попытавшись симулировать обморок – деда они боялись до нервной икотки, ибо в гневе это был Перун и Зевс-громовержец в одном флаконе. Но пообещали не ябедничать. И то хлеб…

На скорую руку смастерив веревочный недоуздок, я отправилась показывать кабанчику жизнь. Видимо, дух свободы не угас в нем, так как, разглядев, что я – не дедушка, свин ринулся в атаку. Я успела отпрыгнуть в сторону и кабанидзе, подвывая, как перебравший валерьянки кот, вынес свою тушку на просторы дедова огорода… Впрочем, вскоре он остановился в картофельной ботве и стал подрывать ямку под ближайшим кустиком. Осторожно подкравшись сзади, я прыгнула ему на спину. Дав потрясающего «козла» и боднув рылом воздух, свин понесся по огороду, как заправский мустанг. Я помогала ему, подзадоривая толчками под ребра и распевая победный клич команчей.

И тут по огороду пронесся вопль дикого банши: у ограды полулежали дедушка и бабушка. Вид нежно лелеемого свина, чей душевный покой был табу для всех в доме, их доконал…

3 комментария

avatar

:)))) Сильно вам потом досталось от дедушки с бабушкой?

avatar

Да уж… Мне было отказано от дома на ближайший месяц))

avatar

Ого! Удивительно, насколько у людей разнятся приоритеты)) Я бы на месте взрослого тоже бы «полулегла», но из-за того, что испугалась бы за внучку)

Моих старших брата и сестру в детстве тоже в деревню вывозили и до сих пор вспоминают их проделки))) Как-то вылили все дорогущие и редкие по тем временам духи в один тазик. Юным экспериментаторам крепко досталось))

Мне в детстве в деревне побывать не пришлось… увы)))

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.