Выход из кризиса или Ножки крестиком

Последние несколько дней выдались для меня драматичными. Меня, состоявшуюся маму двоих детей, настиг легендарный лактационный кризис трех месяцев.

Ничто не предвещало беды. Все было как обычно: Машенька, моя младшенькая, с удовольствием кушала молочко. Выкупавшись и плотно подзакусив, дочка отправилась спать. Как правило, за ночь она встает несколько раз, удостоверится, что я никуда не пропала и титя тоже на месте. Однако ближе к трем утра все пошло наперекосяк…

Маруся завозилась. Сонно приоткрыв глаз, я, отработанным движением, попыталась вручить ребенку грудь. Но не тут-то было. Дите выгнулось дугой и выдало первую протяжную руладу. От неожиданности я села. В чем дело? А скандал, тем временем, набирал обороты.

Покраснев от натуги, Маруся вырывалась из рук, отбиваясь от меня всеми доступными конечностями. На позывной общий встала Никанора, старшенькая. Сонно оглядев поле битвы, она присоединилась к какофонии.

В четыре утра мы с мужем сидели, пытливо глядя друг на друга красными как у кролика глазами, и пытались понять, что перевернулось в этом мире. Дети орали. Причем Маша – отчаянно и голодно, а Ника – явно радуясь возможности поразвлечься. Я тихо впадала в панику.

— Аня, давай за смесью сгоняю?
— Нет, тогда не возьмет грудь больше. Я боюсь.

Накричавшись до хрипа, дите уснуло, горестно кривя бровки. Во сне я сумела втолкнуть в нее немного молока. Но вот Маня проснулась и все повторилось – истерика, крики. С той лишь разницей, что у меня, ко всему, от нервов стало пропадать молоко. Порочный круг медленно замыкался.

И тут муж взял ситуацию на себя. Собрав детей в охапку, он отправился на улицу, напутствовав меня забыть обо всем, сходить в душ и спокойно полежать-почитать. Зареванная и запуганная, я отправилась выполнять ценные указания.

Выйдя из душа, я забралась на диван с кружкой чая. И взяла в руки книгу, оставленную для меня мужем.

Через два часа, когда хлопнула входная дверь, я сидела на полу и хохотала так, как давно уже не смеялась. Книга была — полный конец обеда. Меня отпустило.

Забрав Машу, остаток дня я пролежала с ней в обнимку. Муж, по возможности, отвлекал старшую на себя, заходя к нам только по необходимости: покормить меня, да унести пустую посуду.

Вскоре Маруся стала брать грудь, и сейчас у нас все хорошо. И если вас коснется проблема нехватки молока или ложного отказа – не впадайте в панику. Просто проживите этот период, обнявшись с ребенком и поднимая себе настроение всеми доступными способами!

 

P.S. Для самых терпеливых – кусочек из легендарной книги. Встречайте! Денис Цепов «Держите ножки крестиком, или Русские байки английского акушера».

 

«Иногда бывает, что дети рождаются в самых неожиданных местах. То и дело мы, акушерские работники широкого профиля, выбегаем ловить новорожденных то на госпитальную парковку, то в стоящую перед входом в приемный покой машину «скорой помощи», то еще куда…

Обычно бывает очень весело: женщина тужится на сиденье своего «бентли», акушер пытается втиснуться между женщиной и обитым красным деревом спидометром, педиатр с корзиной стоит наготове, а папаша большими глазами смотрит, как его кожаный салон заливают околоплодные воды и прочие физиологические жидкости.

Но однажды было еще драматичнее. Роузи, мать четверых детей, ожидающая своего пятого, и, по уверениям мужа Роузи, последнего ребеночка, приехала совсем заранее. Тридцать восемь недель, воды не отходили, схваток нет. На вопросительный взгляд акушерки Роузи ответила с шотландской прямотой, что, дескать, так получилось, что четвертого своего ребенка она родила дома… в унитаз. Младенца отловили и отмыли, но неприятный осадок остался. Решили, наверное, что будет сантехником, они в Англии, кстати, получают фунт за минуту работы. А как все получилось — отошли воды, схваток не было, так, слегка кольнуло в боку. Ну и решила сходить, так сказать перед родами, по-большому. Результаты — три килограмма восемьсот граммов — превзошли все ожидания. Родила за одну внезапно «накатившую» схватку.

И теперь Роузи сказала, что, дескать, было ей чувство, что вот-вот она начнет рожать, и решила приехать заранее. Бригада с уважением отнеслась к предчувствиям Роузи и, заверив ее, что никаких родов в унитаз больше не предвидится, выделила ей шикарную родильную комнату и подключила живот к аппарату КТГ.

Через два часа захожу в родилку, Роузи лежит, читает дамский роман.

— Ну и где беби? — спрашиваю.

— Похоже, ложная тревога, док. В боку не кольнуло, значит, беби еще не готов. Я, наверное, домой пойду? А то там Гарри с четырьмя спиногрызами сам не справится, чует мое сердце…

— Нет уж, Роузи. Давайте-ка мы вас лучше на дородовое положим, душечка вы моя. Если до завтра ничего не произойдет, то тогда домой, о'кей?

Через пятнадцать минут я, пробегая из одной родилки в другую, увидел, как Роузи утиной походкой направляется к лифту. На дородовом отделении ее ждали кровать, ужин и «Кто хочет быть миллионером» по телику. Нажав кнопку лифта, она остановилась, вздохнула и потерла правый бок.

— Что, начинается, Роуз? — спросил я озабоченно.

— Да нет… так, слегка в боку кольнуло… не то, что вы подумали… уже прошло.

— Ну, ты сообщай, если чего начнется…

Через полчаса, когда я только заварил себе чайку с лимоном и достал сандвич с семгой и свежим огурчиком, сработал «краш-блип».

Пи! Пи! Пи! Пи!

— Экстренный вызов неотложной акушерской бригады в дородовое отделение! Акушерская бригада в дородовое отделение! Акушерская бригада в дородовое отделение! — визгливым голосом кричала тетенька из свичборда.

Вызвав лифт по экстренной кнопке (эта суперкнопка блокирует все остальные кнопки и присылает тебе лифт с недовольными пассажирами, едущими по своим делам), я через минуту оказался в антенатальном отделении. Сзади рысили анестезиолог и педиатрический реджистрар. В дверях отделения меня встретила бледная акушерка Джесс.

— Комната восемь рожает в унитаз!

— Твою мать!

Вбегаю в женский туалет, смотрю, и впрямь наша Роузи — опять рожает в унитаз! На этот раз кроя матом на чем свет стоит. Ее держит за руки другая бледная акушерка — Линда. Вылавливаю из унитаза младенца, зажимы на пуповину, педиатр, отсос, кислород. Кричит! Родили послед и попытались водрузить Роузи на подъехавшую каталку. Она не захотела.

— Да что я, сама не дойду? — И раздосадованная Роузи ковыляет к своей кровати, оставляя за собой кровавые следы.

— Роузи, что же случилось?

— Док… сорри. Глупая я корова. Кольнуло в боку… но не так, как в прошлый раз… совсем не так. Я… я подумала — вряд ли начинается, но все равно, схожу-ка я по-большому…

Через шесть часов Роузи ушла домой, оставив нам на столе коробку конфет и открытку с надписью:

«Дорогая акушерская бригада! Большое спасибо за то, что вы спасли моего сына Бобби, выловив его из унитаза. Видимо, все-таки это мой стиль родов. А сантехников в семье мало не бывает. Может, приду через годика два снова.

Ваша Роуз О'Салливан.»

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.